RIATOMSK.RU
-9°C
23 февраля 2019  |  
11:33
  |  
-9°C
8:32  14 августа 2014 г.

Очень скучаю по Томску: интервью экс-мэра Макарова из колонии

© предоставлено Еленой МакаровойОчень скучаю по Томску: интервью экс-мэра Макарова из колонии

ТОМСК, 14 авг – РИА Томск, Ольга Трепова. Экс-мэр Томска Александр Макаров, приговоренный к 12 годам колонии за должностные преступления, продолжает отбывать наказание в иркутской колонии №3. Бывший градоначальник рассказал корреспонденту РИА Томск в телефонном интервью, на что тратит заработанные в колонии деньги, следит ли за томскими новостями и где планирует жить после освобождения.

– Александр Сергеевич, вы в последний раз давали интервью в январе 2013 года, что изменилось за это время?

– В принципе, за эти полтора года ничего не изменилось, сменился начальник колонии. Не скажу, что стало больше порядка или больше беспорядка, идет нормальная жизнь. Я совершенно искренне говорю, что эта колония очень выгодно отличается бытовыми условиями от ИК-4 Томска.

К примеру, здесь в каждом отряде стоит таксофон, а в ИК-4, по крайней мере, когда я там находился, телефон-автомат стоял на улице, и можно было сделать родным не больше двух звонков в месяц. И потом еще говорят, что нужно сохранять социальные связи! Там был отвратительный магазин, а здесь – более-менее.

Держусь надеждой, что удастся все-таки освободиться когда-нибудь: увидеть своих близких – жену, детей, внуков.

– Вы по-прежнему работаете, позволяют ли это делать силы и состояние здоровья?

– Я нахожусь в том же первом отряде, официально уже не работаю, но стараюсь помогать в отряде – проводим ремонты, занимаемся благоустройством, чем только не приходится заниматься. По сути дела, тут самоорганизованная община: обустройство отряда, создание уюта, формирование психологической атмосферы – это все лежит на нас. Мы – взрослые люди и стараемся, чтобы все было хорошо.

– Сколько удается заработать?

– Я получал зарплату, когда работал на официальной должности – больше года был завхозом отряда. Моя зарплата была 2,6 тысячи рублей. Примерно 2 тысячи высчитывали за питание, за одежду, за коммунальные услуги, налоги. В общем, на руки получал рублей 600 – колоссальные деньги (смеется).

– На что тратили?

– Да на что их можно потратить? На сигареты и еду. По состоянию здоровья у меня очень жесткая диета, поэтому мне приходится часть еды – молочные продукты, фрукты, овощи – покупать в местном магазине. У нас здесь есть холодильник, и я стараюсь побольше купить, или, как у нас говорят, "затариться".

– Как складываются отношения с другими осужденными?

– У меня, видимо, еще с общежитской молодости есть способность уживаться с разными людьми, умение и желание помогать, когда человеку плохо, вплоть до того, что я тут и лечу, и даю советы по самым разным вопросам. Поэтому с самыми разными людьми складываются нормальные отношения.

Есть сложные люди – социопаты. На воле проще – не нравится тебе человек, отошел в сторону и все, а здесь ты вынужден с ним общаться. Есть те, кто знают – да, убил, или продавал наркотики, и понимают, что надо отбывать наказание. Но в самом тяжелом психологическом положении те, кто сидят ни за что – и таких достаточно много.

Делать же нечего иногда, смотришь личные дела, думаешь – за что сидит человек? Да ни за что, потому что система такая.

– Удается ли следить за томскими новостями, каким образом? Вообще часто ли вспоминаете Томск?

– За томскими новостями слежу, но, к сожалению, очень мало и хотелось бы знать о Томске больше. Раз в полтора месяца мне жена привозит томские газеты. В последний раз привозила недели две назад. Я прошу привозить газету "Томские новости", она мне еще "Вечерку" привезла, из "Вечерки", как и раньше, в основном только про плохие новости узнаешь.

Конечно, мне все это интересно, я внимательно смотрю, как администрация работает, чем губернатор занимается, какие новые объекты строятся. Ну и о неприятных вещах узнаю, которые происходят в городе – о том, что с Анисимом Учителем произошло, меня очень волнует судьба Игоря Иткина, то, что в Северске происходит, но информации маловато.

– Как оцениваете изменения в Томске после смены власти?

– К работе Николайчука я всегда относился положительно-нейтрально. Мне понравилось, что он не отбросил все те идеи, которые мы начинали прорабатывать – улицу Клюева, расширение Комсомольского проспекта, строительство виадука. Эти проекты еще же мы начинали. С дорогой на левобережье мне ситуация вообще показалась непонятной, эти деньги можно было потратить гораздо эффективнее на городские дороги.

Некоторые изменения понравились. Я даже немного позавидовал, что для молодежи сделали большую эстраду на нижней террасе у Лагерного сада – во-первых, на природе, а во-вторых, это никому не мешает. Ведь молодежи надо где-то собираться.

Не нравится мне, конечно, финансовое состояние города. При мне тоже очень непростые времена были, кратно меньше был городской бюджет, но сейчас долг зашкаливает. К бюджету надо относиться очень внимательно.

По Ивану Григорьевичу (Кляйну) пока ничего не могу сказать…

– Летом 2015 года вы сможете надеяться на условно-досрочное освобождение. Как считаете, насколько это вероятно? Нет ли взысканий, нарушения режима?

– Не думаю, что я за этот год получу много взысканий, у меня было только одно, и то из томской колонии – там была провокация. Если из-за того, что было много лет назад, мне откажут в условно-досрочном освобождении, посчитают, что я не исправился, то будет понятно, что это некий сигнал. С нашей судебной системой все непредсказуемо.

Может быть, к тому времени Европейский суд по правам человека вынесет решение, хотя я уже начинаю не верить в него. Европейским судом до сих пор рассматривается жалоба о нарушениях во время судебного процесса, их было много.

Например, защита приглашала свидетеля, а судья не давал ему слова, было явное противоречие тому, что говорилось на суде и в вопросах, которые сформулировал присяжным судья. Вопросы были с чисто обвинительным уклоном, при этом суд не принял ни одного нашего предложения по формулировке вопросов и так далее.

При присяжных велось обсуждение тем, запрещенных уголовно-процессуальным кодексом: что Макаров – наркоман, алкоголик, что оказалось недоказанным, но могло повлиять на вердикт.

– Во сколько вам обойдется наш разговор и вообще насколько дорого разговаривать по телефону?

– Одна минута тут стоит 3,5 рубля. Мы покупаем в магазине карточки, они есть в свободной продаже. Что касается этого разговора, то говорить с кем-то из Томска, говорить о Томске для меня это дороже любых денег. Я сам специально не звоню людям, чтобы не ставить их в двусмысленное положение, но, конечно, хочется со многими поговорить.

– Как часто удается встречаться с родными?

– Жена приезжает на все свидания. Всего четыре разрешенных свидания в год. Если помогаешь отрядной жизни, то дают дополнительные длительные свидания – по три дня.

Ко мне приезжал сын Илья, дочь Алена, зять Сергей, даже Нина Павловна (Егоренкова) приезжала, когда освобождалась. Так что единственные, кого я не видел и по ком скучаю больше всего, так это внуки, но я их запретил сюда привозить. Еще чего не привезешь сюда, кроме внуков, так это Томск. Я очень скучаю по городу.

– Несмотря ни на что?

– Город не виноват, что так произошло. Томск – это мое второе "я". По сути, я в нем вырос, в нем состоялся, там была работа моя. От этого никуда не денешься. Когда мне говорят сейчас, что надо уезжать (из Томска после освобождения), я понимаю, что если удастся освободиться, жить будет очень трудно (в Томске), но я себе не представляю жизнь в каком-нибудь другом городе.

– Вы говорили, что, может быть, после освобождения уедете в Болгарию?

– Может быть, посмотрим, не от меня зависит. Я такой инициативы проявлять не буду. Политикой я заниматься не собираюсь – это для меня слишком опасно, да и возраст уже не тот. Если можно будет просто жить, не будет каких-то репрессий, не будет предвзятого отношения, если не будут меня трогать, то я, конечно, останусь в Томске. Я найду себе занятие – с внуками буду заниматься, может быть, общественной деятельностью, полезной для города. 

Наверх
Сайт РИА Томск /riatomsk.ru/ содержит информацию, подготовленную Региональным информационным агентством «Томск» (РИА Томск). РИА Томск зарегистрировано в Управлении Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) по Томской области 20 марта 2014 г.
Свидетельство о регистрации ИА № ТУ70-00327. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+. Материалы, размещенные на правах рекламы, выходят под знаком "реклама". РИА Томск не несет ответственности за партнерские материалы.
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ЧИТАЙТЕ
РИА в VK
Главные новости дня в нашей рассылке