RIATOMSK.RU
-6°C
12 декабря 2019  |  
1:21
  |  
-6°C
8:56  24 июня 2019 г.

Ямы Палочки: томичи создают первый в России мемориал раскулаченным

Голубев Михаил Валерьевич
© Денис БевзЯмы Палочки: томичи создают первый в России мемориал раскулаченным

ТОМСК, 24 июн – РИА Томск. Две жительницы села Палочка Верхнекетского района Томской области при поддержке поисковиков исследуют самое крупное в Сибири массовое захоронение спецпереселенцев. Они нашли ямы и рвы, где в начале 1930-х годов были погребены тысячи раскулаченных крестьян с Алтая, и установили имена большинства из них, а теперь хотят создать в Палочке первый в стране мемориал раскулаченным. Подробнее – в материале РИА Томск.

По официальным данным, в Палочке Верхнекетского района в настоящее время проживает около 240 человек. Как рассказывают местные жители, современное село появилось в результате объединения в 1960-х годах четырех старых деревень – Городецка, Палочки (раньше находилось в другом месте), Проточки и Суйги, основанных во времена сталинской коллективизации. Поэтому через два года село отметит свое 90-летие.

© из архива музея "Следственная тюрьма НКВД", Томск
Из фотоальбома "Советский Нарым. 1930-1936. Освоение западно-сибирского севера трудпоселенцами"

Ямы и рвы для тысяч людей

Почтальон Ирина Янченко переехала в Палочку 10 лет назад из другого поселка Верхнекетского района – Степановки. Там у нее осталась подруга, которая однажды попросила отыскать могилу своих дедушки и бабушки – некогда сосланных с Алтая кулаков. Ирина спрашивала у односельчан, где искать предков подруги. В ответ люди часто не могли даже приблизительного показать расположение старого кладбища.

"Одно место показала бабушка старенькая. Увела нас за поселок, встала посреди поля, где сосенки растут и больше ничего, и сказала: "Вот здесь место. Вот туда – кладбище, и туда – кладбище, и мы стоим на кладбище". Это в старой Палочке", – говорит Ирина.

© Денис Бевз
Ирина Янченко

Потом по рассказам других старожилов она выяснила, что рядом с каждым их четырех старых поселков есть такие заброшенные могилы. С юности интересуясь историей сосланных в Нарымский край и продолжая свое исследование в архивах, женщина узнала, что людей на таких пустырях в ямах и рвах захоронены тысячи. Самая жуткая деталь – погибли они примерно в одно и то же время – в начале 1930-х годов.

Спецпереселенцы с Алтая

"В 1931 году с Алтайского края к нам были выселены 7800 человек. Из них через два года в живых остались около 700. Люди лежат в братских могилах. От голода и холода они умирали. На тот момент это был глухой берег реки Анги (приток Кети) в тайге, здесь вообще ничего не было. Люди жили в землянках. Умирали некоторые даже семьями", – рассказывает Ирина, ссылаясь на найденные ею архивные документы.

© Денис Бевз
Василий Петрович Исаев приехал на место захоронений в Палочке с Алтая. По его словам, из деревни Новая Чемровка Бийского уезда в Нарым были сосланы 10 семей Исаевых – всего 69 человек, в том числе его дед и бабушка.

Слова Ирины подтверждает историк, руководитель томского мемориального музея истории политических репрессий "Следственная тюрьма НКВД" Василий Ханевич. Деревни Городецк, Палочка, Проточка, Суйга, по его словам, с момента своего основания находились в ведении спецкомендатур.

"Эта территория, как и другие территории Нарымского края, не была приспособлена для приема такого огромного количества спецпереселенцев – и в Верхнекетском районе, и в Колпашевском, и в других. Люди приспосабливались сами, как могли: сначала строили шалаши, землянки. Уже потом оставшиеся в живых строили дома, здания комендатур, детские дома, школы и так далее", – говорит Ханевич.

© из архива музея "Следственная тюрьма НКВД", Томск
Деревня Палочка. Строительство дома

В период коллективизации власти ставили перед страной, по мнению Ханевича, благую цель – освоение севера. Вот только отношение к людям, отправленным обживать нарымскую тайгу, этой цели вовсе не соответствовало.

"Задача стояла освоить север руками наказанных – спецпереселенцев… Непроходимые болота – не случайно сюда насильно высылали. Сбежать-то трудно. Река (единственная дорога) контролировалась и охранялась. Но массовые побеги были, это была одна из форм пассивного сопротивления режиму. И все равно они тонули в болотах, гибли в лесах – сколько было таких, мы сказать не можем", – поясняет историк.

Сколько из погибших в первые годы после прибытия семи тысяч человек были похоронены в братских могилах, сказать также невозможно, отмечает Ханевич.

© из архива музея "Следственная тюрьма НКВД", Томск
Спецпереселенцы в Нарымском крае. Лесозаготовка

Мемориал, какого в России нет

Две жительницы Палочки – Ирина Янченко и Гульнара Корягина – задались целью хотя бы нанести на карту эти массовые захоронения, чтобы они не зарастали непроходимым лесом, чтобы там не велись хозяйственные работы или, тем более, не образовалась свалка. Возникла идея создать мемориал.

"У нас в России есть только музеи политических репрессий, а музеев кулака-лишенца, русского мужика, которого сдернули и практически под корень извели, – у нас такого нет. Мы первые приоткрыли страницу этой истории, и мы надеемся, что люди услышат в России. Может, кто-то из потомков спецпоселенцев", – говорит Ирина.

© из архива музея "Следственная тюрьма НКВД", Томск
Отправка спецпереселенцев в Нарымский край

Однако областной департамент культуры на предложение женщин не отреагировал. Не помогли ни письменный запрос, ни личный прием у главы ведомства. Волонтеры общества "Мемориал" посоветовали подать заявку на президентский грант, что и было сделано в 2018 году. В заявке инициативная группа указала главные задачи – создание картотеки по спецпереселенцам и установление точных границ захоронений.

Поиск идет

"Мы выиграли грант с тем, что у нас будет музейно-мемориальный комплекс, восстановим все имена. Имен, кстати, вообще знали всего 87-ми семей, а их было выслано 1087 семей. Кладбища эти либо сравняли при мелиорации, либо они заросли так, что теперь чащи непроходимые", – поясняет Янченко.

Активисты приступили к подробному изучению территории. Заявку на грант женщины подавали при поддержке волонтеров томского отделения "Поискового движения России", которые давно занимаются поиском останков советских воинов на полях сражений Великой Отечественной в Смоленской и Новгородской областях. Но искать погибших в глубоком тылу им еще не доводилось. В июне они приехали в Палочку обследовать захоронения.

© Денис Бевз
Поисковики обследуют захоронения спецпереселенцев в деревне Палочка

"У нас есть щупы, которыми мы прокалываем землю. Залегание останков там (в Палочке) – на глубине от 40 сантиметров. Для сравнения: когда человека хоронят, то обычно гроб лежит на глубине 1,5-2 метров. А здесь две лопаты снял – вот тебе и останки… Просто складывали народ и присыпали быстро землей", – рассказывает про технологию поисков опытный поисковик Максим Елезов.

По словам Янченко, в Палочке были найдены три огромных рва на площади 50 на 20 метров. В Суйге нашли пять общих ям. В Проточке – примерно столько же. На Городецком кладбище ямы даже не смогли посчитать, определив лишь общий участок. Все координаты поисковики зафиксировали с помощью GPS.

© Денис Бевз
Места захоронений обследуют с помощью специальных щупов, останки находятся на минимальной глубине – от 40 сантиметров.

Еще до приезда в Палочку поисковиков женщины занялись поиском документов. Выяснилось, что все спецпереселенцы были привезены на баржах из Бийского уезда – они были жителями нескольких десятков сел.

"Мы ездили в Бийск, работали в архиве – восстанавливали имена. Из 1087 семей получилось восстановить порядка 90%. Свою задачу мы уже практически выполнили", – утверждает Янченко.

© Денис Бевз
Поисковики и приехавшие с Алтая потомки спецпереселенцев на месте работ. Справа – Максим Елезов

К 90-летию Палочки

"В Сибири это самое крупное массовое захоронение из известных на данный момент. Мы эти кладбища расчистили. Каждую могилу мы пронумеруем", – продолжает Ирина.

После победы в конкурсе президентских грантов женщины получили не только финансовую поддержку. До этого скептически относившиеся к идее мемориала власти района теперь готовы предоставить под будущий музей заброшенное двухэтажное здание палочкинской школы. Сколько потребуется усилий и денег для ремонта, Ирина пока даже не представляет – браться за это, по ее мнению, рано.

"Мы хотим создать к 2021 году сквер памяти. В июне будет ровно 90 лет, как их (спецпереселенцев с Алтая) вывезли. Поэтому хотим торжественное мероприятие организовать. Потребуется около 250 тысяч рублей", – заявляет Янченко.

Начало будущему скверу, по ее словам, положено. С Алтая в Палочку приезжали потомки выживших спецпереселенцев. Они привезли с собой саженцы облепихи. Облепиха – символ Бийска.

© Денис Бевз
Ирина Янченко (справа) с потомками спецпереселенцев с Алтая Валентиной Умрихиной и Василием Исаевым рядом с высаженной облепихой

Наверх
Сайт РИА Томск /riatomsk.ru/ содержит информацию, подготовленную Региональным информационным агентством "Томск" (РИА Томск) с территорией распространения – Российская Федерация, зарубежные страны.
РИА Томск зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 06 ноября 2019 г. Свидетельство о регистрации ИА № ФС 77-77122.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+. Материалы, размещенные на правах рекламы, выходят под знаком "реклама". РИА Томск не несет ответственности за партнерские материалы.
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ЧИТАЙТЕ
РИА в VK
Главные новости дня в нашей рассылке