RIATOMSK.RU
+7°C
28 сентября 2021  |  
14:18
  |  
+7°C
12:02  2 августа 2021 г.

Томский эксперт: регион рискует потерять всех предпринимателей на селе

Тайлашева Елена Владимировна
© предоставлено Владиславом БересневымТомский эксперт: регион рискует потерять всех предпринимателей на селе

ТОМСК, 2 авг – РИА Томск. Сельское хозяйство в Томской области качественно растет: за счет обучения фермеров и их грантовой поддержки повышается уровень организации и оснащенности бизнеса. По словам главы сельхозкооператива "Томский фермер" Владислава Береснева, регион вышел на показатели, которых в Сибири никогда не было. Но позитивная тенденция рискует резко прерваться.

– Когда, по-вашему, в сельском хозяйстве региона начались качественные изменения?

– Девять лет назад, когда Сергей Жвачкин стал губернатором Томской области, власти региона довольно быстро модернизировали действовавшую систему господдержки местных сельскохозяйственных производителей. Новые и эффективные инструменты сразу дали большой толчок развитию в регионе сельского хозяйства.

Например, больше внимания начали уделять образовательной работе в отрасли, которая к тому времени по уровню внедрения современных технологий и знаний сильно деградировала. Ставка на обмен опытом и внедрение новых технологий быстро оправдала себя.

– Чему нужно было обучать фермеров?

– Любой бизнес сегодня невозможен без постоянного обновления и совершенствования технологий. Они оптимизируют расходы и увеличивают доходность бизнеса. Конкуренция высокая, и, когда ты не совершенствуешь формы работы, не обновляешь орудия производства, не повышаешь производительность, ты моментально отстаешь.

Сельское хозяйство не исключение. Современные удобрения, современная сельскохозяйственная техника, качество посадочного материала, в животноводстве – это племенная продукция. Чтобы стимулировать компании и хозяйства к обновлению, томские власти ввели субсидии на покупку новой современной техники и оборудования. Выделялись деньги на замену скота на более продуктивное поголовье с качественной и современной генетикой.

Это дало результат. У нас прилично выросла урожайность по всем видам продукции, увеличились надои молока. Мы вышли на показатели, которых в Сибири никогда не было. Растениеводство в эти годы вообще росло в регионе опережающими темпами и достигло цифры в 455 тысяч тонн зерна в бункерном весе. Это наивысший результат за два последних десятилетия. Томск также стал вторым в СФО по урожайности зерновых и зернобобовых.

– А без дотаций от власти можно было справиться?

– Во всем мире правила игры сформированы так, что сельское хозяйство – это дотируемая отрасль экономики. В первую очередь это связано с собственной продовольственной безопасностью страны. Страны, которые выделяют на стимулирование своего АПК больше денег, имеют более конкурентоспособный АПК в мировых масштабах.

Россия тоже давно играет по этим правилам. Поэтому целый ряд наших отраслей сельского хозяйства имеют возможность находиться в мировом рынке на конкурентном уровне.

Но все это нужно делать вовремя. Я считаю, при всей успешности мер, они запоздали лет на пять. А последние несколько лет поддержка фермеров в Томской области вообще перестала развиваться, отчего региональный АПК начал заметно тормозить в росте.

– Есть ли отрасли АПК, которые нуждаются в поддержке больше всего?

– Продовольственную безопасность надо оценивать не только в масштабах страны, но и на уровне региона. Пандемия это отчетливо показала. И если мы сравним отрасли, в которых у нас есть перепроизводство, и отрасли, где мы не можем обеспечить потребности региона даже наполовину, и сопоставим с уровнем господдержки в этих отраслях за последние пять лет, то получим очень странную картину.

В регионе, например, перепроизводство по курице и свинине. Но огромный дефицит производства, скажем, говядины. А в перечне инструментов господдержки я не вижу, чтобы власти региона делали акцент на том, чего у нас не хватает.

Господдержка должна идти на новые и перспективные направления АПК, а не только на традиционные. Где полноценная поддержка ягодоводства и садоводства? Площадь плодово-ягодных насаждений в Томской области сегодня почти 1 650 гектаров. Но сельскохозяйственные предприятия обрабатывают только шестую их часть. Почти 1 400 гектаров обрабатывает само население, а не компании.

Посмотрите на экономику Бакчарского района, которая полностью разрушена. Между тем в районе идеальные условия для роста малых хозяйств и кооперации, которые в совокупности должны создать там устойчивый бизнес по выращиванию и переработке ягод. В каждом районе Томской области есть вот такие свои эксклюзивные вещи. И, главное, есть люди, которые готовы на постоянной основе что-то заготавливать и выпускать свою продукцию.

© РИА Томск. предоставил Владислав Береснев
"Нужно больше уделять внимания не каким-то абстрактным и неконкретным вещам, как, например, модернизация производства, а работать более точечно с предприятиями отрасли, помогая реализовывать их идеи и доводить проекты до реализации", – считает Владислав Береснев.
Меры господдержки нужно совершенствовать всегда, иначе перекосы в отрасли неизбежны. Нужно постоянно работать с целевыми показателями, совершенствовать их. Достижение KPI в программах господдержки отрасли – это главный показатель их эффективности. Объясню на конкретных примерах.

Основное влияние на выпуск продукции сельского хозяйства оказывает животноводство, которое в структуре сельскохозяйственного производства Томской области занимает 69,4%. В структуре выпуска животноводческой продукции растет доля производства скота и птицы, которая за последние 5 лет увеличилась с 70% до 75%.

Другим важным сегментом животноводства является производство молока, доля которого в структуре производства продукции животноводства растет и уже составляет более 20%.

При этом сегодня около 60% всей господдержки в агропромышленном комплексе региона идет местным производителям молока. Это огромные деньги, но они уже не вызывают такого эффекта, какой был раньше. Отрасль уже не растет так быстро. Это значит, что деньги тратятся с низкой эффективностью.

– А какие отрасли могут показать больший эффект?

– Это, например, растениеводство. У нас большие площади необработанных земель, но размер господдержки на ввод в сельскохозяйственный оборот залежных земель мизерный. Да, регион медленно, но увеличивает ввод новых земель. А может делать это в разы больше.

В этом же ряду – мясное скотоводство региона. В 2017 году Томская область вошла в пилотный проект по ускоренному развитию мясного скотоводства. Почему мы сделали ставку на мясное скотоводство? В регионе огромное количество сельхозугодий, не пригодных для растениеводства. Это мелкоконтурные поля, болотистая и лесистая местность. А для скотоводства это, по большому счету, почти идеальные условия.

Была разработана концепция развития мясного скотоводства. Но региональные власти сразу нарушили основной принцип, который был заложен в эту концепцию: мясное скотоводство должно было обязательно развиваться через кооперацию. Поэтому за неполных четыре года все разговоры про развитие в Томской области мясного скотоводства остались разговорами. В рамках пилотного проекта деньги были израсходованы, но никаких целевых показателей достигнуто не было.

– Какие KPI должны быть у мясного скотоводства?

– Если мы хотим увеличения маточного поголовья мясного скота, значит, при выделении госсубсидий целевым показателем должно быть именно увеличение этого маточного поголовья.

А у нас в условиях господдержки написано, что грантополучатель или получатель субсидии должен всего лишь обеспечить "не уменьшение маточного поголовья". Власти дают субсидию не на рост, а на сохранение. Понятно, что это никак не стимулирует хозяйства увеличивать маточное поголовье. Эффективность таких бюджетных расходов – ноль. Маточное поголовье в регионе не растет, а бюджет что-то там субсидирует.

Почему так происходит? Потому что у нас полностью игнорируется мнение отраслевых союзов и предпринимательского сообщества, занятого в сельскохозяйственном бизнесе. Департамент по социально-экономическому развитию села Томской области работает в режиме ручного управления, поэтому нет никакого взаимодействия с предпринимательскими объединениями.

Нас обычно туда зовут, если нужно поставить "галочку" и отчитаться. Но в реальной жизни нашего мнения для них не существует. Его не существует ни для отраслевого департамента, ни для профильного вице-губернатора. Они нас просто не слышат.

Смешно, но у нас сегодня эксперты отрасли – это чиновники. В департаменте придумывают, как должны работать предприниматели в рынке и на каких условиях. Отсюда и невероятно низкая эффективность. Вот почему многие предприниматели, работающие на селе, начали отказываться от субсидий.

© предоставлено Владиславом Бересневым
"Получение господдержки зачастую уже не помогает развивать бизнес, а мешает. Ручное управление эффективно в кризисных условиях. А в нормальных условиях, что называется в рынке, оно наоборот вредит и приводит к кризису отрасли", – говорит Владислав Береснев.
Нужно вводить коллективное экспертное управление. Каждое направление поддержки, каждую субсидию нужно обсуждать вместе и принимать решение только с учетом мнения предпринимательского сообщества. Это мировая практика. Это технология работы стран-лидеров. Нам нужно внедрять такую практику в кратчайшие сроки.

– Будут ли предприниматели тратить время на заседание во всяческих "советах"?

– Предприниматели не меньше, чем власти, заинтересованы в устойчивом развитии сельских территорий. А по факту даже больше, потому что от этого развития напрямую зависит развитие бизнеса.

Это напрямую связано с проблемой формирования доходов сельских поселений и аграрных районов области. По легализации своей экономики село сегодня очень сильно отстает от города. Почему бизнес в деревне чаще всего серый, такой же, как оборот и зарплаты?

Первая причина – отсутствие возможности у того же владельца крестьянско-фермерского хозяйства вести полноценную бухгалтерию. В деревне нет бухгалтеров. Поэтому многие сельские предприниматели, особенно представители малых форм хозяйствования, сегодня физически не могут выдержать уровень отчетности, который от них требует государство.

Кооперация могла бы решить эту проблему, предоставляя предпринимателям услуги бухгалтерского обслуживания, но кооперацию мы в Томской области похоронили.

Вторая причина – это цифровизация экономики. Она идет в городах, а в деревне буксует, потому что у нас мобильная связь-то не везде работает. А заниматься цифровизацией без наличия устойчивой инфраструктуры связи бесполезно.

© РИА Томск. Елена Паутова
"У селян сохраняется одно важное предубеждение – они считают себя обманутыми. Давайте для начала обратим внимание на село? Покажем людям новые дороги, тротуары, освещение, связь, а уже потом будем правильно настраивать работу местного бизнеса с государством", – подчеркивает Береснев.
Поэтому в том, что на селе существует серый рынок и теневая экономика, виноваты не только предприниматели. У них сегодня нет возможности выполнить запрос от государства на легализацию, поэтому они не развиваются и не переходят на более высокий уровень бизнеса.

– Крупного бизнеса это тоже касается?

– Нет, как раз между малыми, средними хозяйствами и крупным агропромышленным бизнесом региона сегодня гигантская пропасть в развитии. Малый и средний сельскохозяйственных бизнес отказывается от роста и развития, потому что в этих условиях не может создать, например, полноценную переработку. Вырастили скот – продали его. Вырастили зерно – продали его. Такая же история с молоком.

Сегодня малые формы, естественно, проигрывают агрохолдингам во всем. И они будут им проигрывать, если мы в конце концов не сменим парадигму взаимоотношений между малыми формами и региональной властью в Томской области.

Например, переработку можно создать за счет объединения ресурсов сел, поселений, а, может, даже районов. Это и называется кооперация. Если этого не произойдет, мы просто потеряем всех сельских предпринимателей. Чтобы этого не случилось, у власти должно быть четкое понимание, каких изменений они хотят добиться на уровне поселений и сельских территорий. Нам нужна другая философия развития села в регионе.

Наверх
Сайт РИА Томск /riatomsk.ru/ содержит информацию, подготовленную Региональным информационным агентством "Томск" (РИА Томск) с территорией распространения – Российская Федерация, зарубежные страны.
РИА Томск зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 06 ноября 2019 г. Свидетельство о регистрации ИА № ФС 77-77122.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+. Материалы, размещенные на правах рекламы, выходят под знаком "#" и/или "реклама". РИА Томск не несет ответственности за партнерские материалы.
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ЧИТАЙТЕ
РИА в VK
Главные новости дня в нашей рассылке