RIATOMSK.RU
-13°C
2 марта 2021  |  
14:50
  |  
-13°C
13:12  23 октября 2020 г.

Глава "Сибагро" о том, что происходило на рынке мяса РФ в 2020г

Русанова Дарья
© предоставлено пресс-службой "Сибагро"Глава Сибагро о том, что происходило на рынке мяса РФ в 2020г

ТОМСК, 23 окт – РИА Томск. Томский агрохолдинг "Сибагро" во втором квартале 2020 года, несмотря на девальвацию рубля и карантинные ограничения, осуществил свои инвестиционные планы – увеличил ключевые показатели производства на 30% и открыл экспорт свинины во Вьетнам. Что происходило на мясном рынке РФ в 2020 году, что сдерживает экспорт и какие точки роста остались в российском АПК – рассказал РИА Томск глава холдинга Андрей Тютюшев.

Тенденции спроса

– Середина года для многих российских компаний оказалась провальной. Второй квартал 2020 года заставил ужаться, наверное, всех. Каким он был для "Сибагро"?

– Второй квартал для нашей компании был благоприятным. Мы не связываем это с эффектом от пандемии. Это результат нашей работы предыдущих двух лет. Так что фундамент для этих результатов был заложен заранее.

– Изменились ли в этот период каналы продаж, ведь вводились ограничительные и санитарные меры, рынки и сетевые магазины работали в разном режиме? Как ваш бизнес менялся в первую волну пандемии?

– Безусловно, каналы продаж изменились. Так получилось, что мы развивали те рынки, которые в период пандемии увеличили свои продажи. Мы не были сильно представлены в гипермаркетах, но были в небольших сетях и традиционной рознице – как раз эти каналы в период пандемии были максимально востребованы у населения.

– Вы увидели изменение спроса в оптовом и розничном звене? На что цены выросли, а на что сократились?

© предоставила пресс-служба "Сибагро"
– Увеличились продажи дешевого сегмента. В целом по нашим предприятиям, если мы говорим про продукцию переработки – колбасы, деликатесы, полуфабрикаты, – то объемы выросли. Второй квартал оказался для нас благоприятным. Рост по всем показателям составил порядка 30%. Третий квартал 2020-го по сравнению с третьим кварталом прошлого года показал рост 25% по термически обработанной продукции мясопереработки.

– Как вы считаете, что сейчас происходит с потребительским спросом, как он себя ведет, куда смещается?

– На данном этапе мы никаких серьезных изменений не чувствуем. В целом по мясу рынок стоит на одном месте, а по свинине есть тенденция на рост спроса. Могу это связать только с тем, что этим летом люди из страны никуда не выехали, как это всегда было, поэтому потребление летом изменилось. В начале года цены на свинину были ниже, чем годом ранее, примерно на 10-15%, а в июле цена "пробила" пик прошлого года.

Курс рубля и инвестпрограммы

– Что с вашими инвестиционными планами? Середина года давно пройдена. Какие планы на остаток года и на год 2021? Проекты будете завершать или затраты придется как-то корректировать?

– Нет, мы ничего не корректируем. Все инвестиционные программы 2020 года, которые у нас начаты, успешно реализуются. Планы и перспективы, которые у нас были год назад, не поменялись.

– Крупные инвестиционные проекты отечественных сельхозпроизводителей чаще всего реализуются в регионах при поддержке региональных и федеральных властей. В условиях дефицита бюджетов, с которым в этом году столкнулись многие российские регионы из-за пандемии, удается ли сохранить эту поддержку на должном уровне?

– Такая проблема есть. Однако ее последствия мы, думаю, ощутим в конце года, потому что не все обязательства, которые взяли на себя региональные правительства, уже выполняются. И это не обязательно связано с пандемией, а, например, с политической ситуацией в отдельных регионах, где меняется правительство или губернатор.

Такая ситуация у нас сложилась в Тюмени, где выплата компенсаций была прекращена решением регионального правительства. Есть сложности с получением поддержки под новые проекты. Вот в Екатеринбурге нам заявили, что не смогут поддержать наш проект в этом году и переносят его на следующий.

– Как вы сегодня оцениваете программы государственной поддержки отечественного АПК: этого на текущем уровне вполне достаточно или чего-то не хватает?

– Всегда чего-то не хватает и всегда хочется чего-то большего. Я оцениваю эффективность программ если не на "5", то на "4+" точно. Не во всех регионах ситуация одинаковая, многое зависит от позиций губернаторов и их политики в местном АПК.

Если говорить в целом, то, безусловно, отношение к агропромышленному комплексу за последние пять лет существенно улучшилось, и обязательства государства по выполнению своих программ уже на качественно другом уровне.

– Ослабление курса рубля, которое было особенно активным весной и совсем недавно, как-то на вашем бизнесе отражается или нет?

– Безусловно отражается. И очень сильно. Все витамины у нас производятся за границей, и их цена напрямую завязана на курс доллара. Цена на отечественное зерно – пшеницу – сегодня также напрямую привязана к курсу доллара, потому что это экспортный товар.

В принципе вся сырьевая себестоимость у нас, за исключением того, что мы сами выращиваем, сейчас напрямую зависит от курса американской валюты – и вот эта самая сырьевая себестоимость у нас с начала года выросла примерно на 25%.

Что сдерживает экспорт

– Отечественный рынок свинины и птицы перенасыщен, есть определенное перепроизводство. Выходов из этой ситуации два: консолидация отрасли или рост экспорта. Какой из вариантов "Сибагро" считает сегодня наиболее реалистичным?

– Одно другому не мешает.

– В случае с вами это действительно так, ведь за последние два года холдинг "Сибагро" сделал целый ряд приобретений на сибирском рынке, но в последнее время вы предпринимаете и целенаправленные усилия для увеличения экспортных рынков. У вас есть понимание, каких показателей компания хочет достичь на внешних рынках? Скажем, есть в компании KPI по экспортной выручке через три-пять лет?

– Да, у нас есть KPI по экспорту – это 6 тысяч тонн в месяц и порядка 70 тысяч тонн в год. Это задачи, которые стоят перед нашей компанией, чтобы мы в следующем году начали отгрузки. Конечно, 70 тысяч тонн за год мы не сделаем, потому что будем плавно идти к этой цифре, но к концу года должны выйти на 6 тысяч тонн в месяц.

Один из наших ориентиров – это Вьетнам. Еще один – Монголия. Это небольшая страна, с которой мы давно работаем, постепенно наращивая там объемы продаж. Если к Вьетнаму и Монголии добавится еще и Китай, думаю, российские производители могут сразу утроить производство свинины и птицы. Но что делать с этим объемом, когда Китай передумает и внезапно закроет границы? Такой риск в случае с Китаем всегда есть.

– Долгие годы африканская чума свиней (АЧС) называлась одной из причин того, почему отечественные производители не могли поставлять мясо на рынки Дальнего Востока, в частности в тот же Китай. А сейчас, как мы знаем, АЧС в Китае и мы с ними в равном положении. Как вы считаете, такое выравнивание поможет выйти нашим компаниям и холдингу "Сибагро" на рынок Китая или есть еще и другие препятствия?

– В принципе ситуация относительно поставок мяса в Китай, прежде всего, политическая. Чума есть и у них, и у нас, но крупные производители имеют хороший санитарный защитный статус от подобных вещей. В целом ветеринарный контроль можно наладить без всяких проблем. Более того, можно применить регионализацию. Есть территории в РФ, где чумы свиней никогда не было и, может быть, не будет никогда.

Россия – страна большая. Так что поставки с крупных предприятий возможны, но дальше встает вопрос политический воли.

– Помимо Китая, вы упомянули Вьетнам и Монголию, но есть еще, например, Таиланд, Тайвань и Корея. Какие из этих рынков могли бы стать альтернативой поставок в Китай? Какие из них наиболее открытые и где российские производители могли бы найти своих покупателей?

– По большому счету мы можем найти своего покупателя в любой из этих стран. Потому что стоимость производства мяса свинины у нас более конкурентоспособна в сравнении с остальными странами. Вот несколько месяцев назад мы открыли Вьетнам и сейчас поставляем туда мясо.

– Сколько уже поставили?

– В рамках страны совсем немного, но в рамках нашего предприятия это заметно – примерно сто тонн в неделю. Но в этой цифре отражается не емкость вьетнамского рынка и не наши торговые возможности, а проблемы отечественной железной дороги: нам не хватает контейнеров для отправки мяса во Вьетнам.

Такая ситуация сложилась просто потому, что раньше с этой темой никто никогда не сталкивался, и очевидно, что по мере развития этого рынка, контейнерные перевозки будут сильно востребованы, но за три месяца эту проблему, конечно, не решить. Если мы говорим о том, что хотим отправлять на экспорт сотни тысяч тонн мяса, то сначала должны решить, как его туда отправлять.

Безусловно, этот рынок когда-то пойдет, но сегодня для его развития серьезным ограничителем являются перевозки по железной дороге. Поставки в Китай, если они начнутся завтра-послезавтра, также упрутся в эту проблему. Единственное, что они могут сделать, это открыть границы, чтобы возить мясо фурами. Но, насколько я знаю, про такие перевозки никто там пока даже не заикается. Речь сейчас только о железнодорожных поставках.

– То есть, вы бы хотели нарастить объемы, но возможности такой пока нет?

– Пока так, да.

Соя VS мясо

– Крупные отечественные производители мяса сегодня всерьез рассматривают приход на российский рынок растительных заменителей мяса, или для вашего основного рынка – от Урала до Дальнего Востока – вся эта история пока кажется просто экзотичной?

– Разговоры об этом идут очень давно. Но мне кажется, что для нашей страны растительные заменители мяса не будут актуальны еще долго. Грубо говоря, пока наше поколение живет, эта история актуальной точно не будет. Возможно, она когда-то будет актуальна для наших детей или даже внуков. Понимаете, это как колбаса с соей. Соя – нормальный диетический продукт, но люди пока выбирают не колбасу с соей, а колбасу с мясом.

– Вы видите какие-нибудь точки роста в российском АПК за пределами своего основного бизнеса?

– Да, в глубокой переработке зерна и вообще всего сырья, которое у нас есть на территории страны. По существу ведь какая экономика самая эффективная? Та, которая перерабатывает сырье до конечного продукта. Такие процессы в нашей стране, кстати, идут.

В нашей компании мы разработали проект строительства большого завода по глубокой переработке зерна в Красноярском крае. Считаю, что в этом направлении нам нужно развиваться, и в этом смысле у нас есть взаимопонимание, например, с Минсельхозом. Условия, которые создает сейчас государство, благоприятны именно для того, чтобы компании шли в глубокую переработку всего, что мы сегодня экспортируем из страны.


14:46
2 марта 2021 г.
"Сибагро" купил 10 тысяч "квадратов" недвижимости в центре Томска
14:31
2 марта 2021 г.
Томичи получат шанс выиграть смартфон, оплатив долги за тепло онлайн
14:12
2 марта 2021 г.
Томский "Сибагро" планирует покупку белогородского агрохолдинга
13:31
2 марта 2021 г.
Дума Томска вновь продлила льготы по аренде земли для ДОСААФа
12:57
2 марта 2021 г.
Областная субсидия Томску на 2021г сокращена на 55 млн руб
12:15
2 марта 2021 г.
"Ковидарий" в томском Северном Парке закроют 10 марта
11:32
2 марта 2021 г.
Соломатина: поставки вакцины от COVID в Томскую область недостаточны
Наверх
Сайт РИА Томск /riatomsk.ru/ содержит информацию, подготовленную Региональным информационным агентством "Томск" (РИА Томск) с территорией распространения – Российская Федерация, зарубежные страны.
РИА Томск зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 06 ноября 2019 г. Свидетельство о регистрации ИА № ФС 77-77122.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+. Материалы, размещенные на правах рекламы, выходят под знаком "реклама". РИА Томск не несет ответственности за партнерские материалы.
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика
ЧИТАЙТЕ
РИА в VK
Главные новости дня в нашей рассылке