RIATOMSK.RU
+19°C
20 июня 2018  |  
1:34
  |  
+19°C
8:32  7 сентября 2017 г.

Как в Стэнфорде: томских программистов учат по мировым стандартам

Тайлашева Елена Владимировна
© РИА Томск. Павел СтефанскийКак в Стэнфорде: томских программистов учат по мировым стандартам

Томск, 7 сен – РИА Томск, Елена Тайлашева. Экспериментальная программа бакалавриата для программистов стартовала в Томском госуниверситете (ТГУ). На 42 студентах апробируют модель learning by doing (обучение в процессе работы), популярную на западе, но пока новую для России. Она стартовала на отделении компьютерных наук (бывший факультет информатики).

Как в Томске адаптировали лучший опыт Стэнфорда и Массачусетского технологического института, рассказал РИА Томск руководитель программы "Программная инженерия", проректор по информатизации ТГУ Олег Змеев.

Учить учиться

– Университет мирового класса невозможно построить без компетенции в области Computer Science (CS, информатики, компьютерных наук), – рассказывает Змеев. – Все вузы, которые входят в первую десятку мировых рейтингов, например, Quacquarelli Symonds (QS), входят и в первую двадцатку по компьютерным наукам. А для CS основой является именно сильный бакалавриат. На то, чтобы сформировать новую программу обучения, нам понадобилось три года.

© предоставлено пресс-службой ТГУ
Олег Змеев, проректор по информатизации ТГУ

– Чем она принципиально отличается от той, что была раньше?

– Наша философия стала абсолютно другой. Например, если вспоминать советскую школу, а в большинстве российских вузов образовательные программы построены по образцу 1980-х годов, то с ее точки зрения хороший студент – тот, у кого хорошая память. Или – кто хорошо списывает. Старая модель образования – фактологическая: нам на лекциях излагали факты, на семинарах мы разбирали их в виде задач, и на сессии эти же факты сдавали.

Но мир динамично меняется, и попытки запихнуть в человеческую голову объем знаний, который постоянно увеличивается, приводят к тому, что человек не понимает: зачем ему это? Зачем учить какие-то вещи, если ты набрал запрос в гугле и получил всю информацию – развернутую, с комментариями, с возможностью посмотреть на одно и то же событие с разных точек зрения?

– Кто же хороший студент для вас?

– Для нас хороший студент – это не тот, у кого хорошая память, а тот, кто способен решить свою профессиональную задачу, находясь в профессиональном окружении. Айтишный мир меняется еще быстрее. Через четыре года мы выпустим студента в реальную жизнь. Но мы не знаем, что будет через четыре года, какие задачи он будет решать, какие языки программирования использовать, какие будут технологии.

Все говорят: мир будет цифровым. Но каким именно, никто не знает. Следовательно, у нас и другого выбора нет, как научить человека учиться и сделать это его жизненным принципом. Он должен получать от этого удовольствие.

Google в помощь

– Легко декларировать фразу "научить человека учиться". Но как это сделать? Наша программа бакалавриата не зря называется пилотной, многие ее тезисы еще предстоит проверить. Но как минимум для айтишников у нас есть гипотеза: для того, чтобы человек научился чему-то, он должен пробовать это что-то делать.

Принцип learning by doing, который распространен в западном образовании, становится краеугольным камнем программы. Если теория не нужна для практики, то ее не нужно учить в обязательном порядке. Мы переверстываем содержание дисциплин и то, что называется образовательной логистикой. Почти весь материал осваивается через практические задачи.

Например, в классическом курсе программирования восемь лабораторных работ, каждую надо сдать обязательно. У нас же на программе каждый студент должен напрограммировать на определенное количество баллов, выбирая свою индивидуальную траекторию из базы задач, которая постоянно пополняется.

Второй момент: студенты помещены в бизнес-среду. Они используют тайм-менеджеры, системы автоматического тестирования. Тот факт, что студенты решают задачи в некой интегрированной среде, перестраивает и работу преподавателя. Он может отслеживать, что с ними происходит, кто двигается быстрее, кому надо подсунуть задачки посложнее и наоборот. Обучение становится более персонализированным.

– Теории вообще не будет?

– Будет, но изучать ее студент начнет только тогда, когда сам поймет: надо разобраться. Обычно как: вот тебе теорема, вот тебе доказательство, выучи, и когда-нибудь тебе это, возможно, понадобится. Наш метод обратный. Вот тебе задача, реши ее. Но чтобы решить эту задачу, надо разобраться с определенной теоремой. А потом оказывается, что, разобравшись с теоремой, ты можешь решить не только эту задачу, а еще и блок других.

– А если они просто загуглят ответ?

– В этом нет ничего плохого. Современный человек, находясь в современных условиях, должен уметь справляться с проблемами. Пользовался ты интернетом ли, книжкой ли, памятью ли – не важно. В следующий раз тебе дадут задачу сложнее, еще сложнее, а потом – ту, которая в интернете не написала, хотя бы из тех соображений, что ее никто до тебя не решал…

Потом ты придешь на работу, будешь программистом, перед тобой будут ставить задачи, и твоему работодателю будет все равно, смотрел ты для этого в Google или взял решение из головы. В этом и есть та самая цифровая эпоха: человек постоянно подключен ко всемирной паутине.

Опыт авторитетов

– В качестве базы для программы мы взяли международный стандарт подготовки бакалавров в области компьютерных наук. Все было сделано согласно ему, а потом уже вписано в рамки российской действительности. Мы работали над наполнением программы три года, и было важно иметь правильные ориентиры...

– На кого вы равнялись?

– Мы пристально изучали опыт трех университетов. Первый – это Массачусетский технологический институт (Massachusetts Institute of Technology, MIT). Это лучший вуз мира в принципе и лучший вуз в области компьютерных наук. Они – законодатели мод с точки зрения образования. Второй вуз, который был у нас в качестве приоритетного, – Стэнфорд. Если MIT в большей степени похож на политехнический университет, то Стэнфорд – чисто классический университет.

Третий вуз не так на слуху – это Университет Карнеги-Меллон в Питтсбурге. Но он известен тем, что занимается экспортом американской модели IT-образования. Нам этот опыт очень интересен: ТГУ заинтересован в привлечении иностранных студентов.

– Что конкретно взяли из их программ?

– Компоновка математических курсов больше похожа на MIT, компоновка айтишных курсов – на Стэнфорд. Последовательность программ – на Карнеги-Меллон. Мы, собственно, искали некоторый инвариант, сравнивая эти три университета, и компоновали программу на основе этого инварианта, добавив то, что нам больше понравилось.

Например, есть специальный курс, который вводит в компьютерные науки. Мы считаем его очень важным, он есть в Карнеги-Меллон, а в Стэнфорде и MIT – нет. На этом курсе к студентам будут приходить директора IT-компаний, IT-архитекторы, разработчики игр и мобильных приложений, специалисты по управлению качеством и так далее, чтобы студент как можно раньше мог понять, чего конкретно он хочет от профессии.

Важная деталь – это мы делали не в вакууме. Фактически все, что происходит в программе, определяется компаниями, которые стали ее партнерами. Прежде всего, это компания Bitworks, которая активно участвовала в концептуальном проектировании программы.

Также это компании Space-O Technologies, "Сибирские информационные системы", RedLine. Совет партнеров проводит госэкзамен, в будущем мы готовы отдавать ему на проверку и выпускную квалификационную работу. Для них это возможность поучаствовать в качественном улучшении IT-образования.

– Представляю, как они обрадовались!

– Вы даже не представляете! У нас голод на айтишные кадры. Причем работодатель хочет получить специалиста готового и способного работать прямо сейчас, а не тратить на его доучивание несколько лет. Планируется, что с третьего курса студенты будут проводить часть своей рабочей недели в реальных компьютерных компаниях, участвовать в их проектах. Усиленная практика в первые два года обучения к этому их подготовит.

– Давайте поговорим о том, кто эти счастливчики-студенты, на которых будет отрабатываться новая концепция?

– С 1 сентября обучение начали 30 российских студентов и 12 иностранцев (в основном из Северной Африки, Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока), которые будут учиться на английском языке. Конкурс на направление "программная инженерия" был очень высокий – до 15 человек на место. Так что наши ребята очень мотивированы. Многие из них шли с таким настроем: я больше никуда не хочу!

Еще на старте работы приемной комиссии они отдавали оригиналы документов и заявление о согласии на зачисление. Чтобы быть таким уверенным, надо иметь достаточно высокий балл Единого госэкзамена. У студентов первой десятки он у всех под 280, то есть за каждый экзамен они получили больше 90 баллов. Они целеустремленные, понимают, чего хотят – стать разработчиками ПО мирового класса. Окей. Сделаем.

© предоставлено пресс-службой Томского госуниверситета
Первокурсникам выданы зеленые футболки с логотипом, преподавателям – черные. Змеев в шутку вспоминает про "цветовую дифференциацию штанов", но в целом считает брендирование программы важным элементом: оно позволяет подчеркнуть принадлежность к определенному кругу, воспитывать культуру выпускника.



Наверх
Сайт РИА Томск /riatomsk.ru/ содержит информацию, подготовленную Региональным информационным агентством «Томск» (РИА Томск). РИА Томск зарегистрировано в Управлении Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) по Томской области 20 марта 2014 г.
Свидетельство о регистрации ИА № ТУ70-00327. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+. Материалы, размещенные на правах рекламы, выходят под знаком "реклама". РИА Томск не несет ответственности за партнерские материалы.
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика